Gor Eye
Эй, Саурон...
Хах. Теперь самое главное - чтобы поста не увидели всякие там.

Визит в Абакан и Минусинск - самое большое табу эвэр. В смысле, ЭВЭР. И я положил на него болт. Я собрал последние бабки, упаковал сумку и девятого мая в шесть пятнадцать утра ёбнулся с заснеженных ступенек вагона на ЭК. Первое время параноидально оглядывался на предмет прочих знакомых лиц, встреча с коими была бы нежелательна от слова крайне, по мере же удаления от центра психологическая нестабильность постепенно сходила на нет, и к моменту встречи с очаровательно заспанной Натальей я был уже просто тихо счастлив. Наклонившись, чтобы разуться, я познакомился с совершенно голым Ричардом, который любит внимание и боится щекотки. Тоже сонным. Меня накормили бутербродами, показали лежанку и заперли в душе. Так я узнал, что в четырех из пяти квартир есть сине-белая (или сине-кремовая) комната. Как в них можно жить годами? После душа я вздумал свести более плотное знакомство с Ричардом, однако, тот уже тихо дрых на ногах хозяев.

Вечером перед выездом из Юрги выяснилось, что готовящийся ко дню рождения Симуран сюрприз имеет все шансы не только не сорваться, но даже получиться еще более сюрпризоидным, поскольку вся пати уже сутки как в гостях водится, в полночь опрокинула пару стаканов за здоровье именинницы и повалилась спать у нее же, то есть - не в Абакане, исключая возможность выдергивания моих хозяев на тему "одному ехать влом". Чтобы отлакировать план бэ, в районе одиннадцати утра еще и отзвонился с персонального номера имениннице с дежурным поздравлением - через сие узнал, что они с кем-то-там в магазине, остальные дома, на чем и распрощался, обещав объявиться позже, когда все будут в районе вытянутой руки. Ну разве я виноват, что они сами такие неподозрительные?
После не так чтобы очень продолжительных сборов, в полчетвертого или около того мы заходили в тыл минусинской пятиэтажке с пиццей и сумкой, не найдя на остановке ни цитрамона, ни цветов. Что за..? Ну да ладно. Теперь главное чтобы на балконе никто не курил.
На балконе курила рука.
С пиццей в руках, я метнулся через торец, прижимаясь к стене. ЭК с Натальей прошли спокойней, позвонили на домофон, Наталья еще настолько вовремя решила поздравить дедушку с праздником Победы, что заговорила и мои передвижения по лестнице, и предлог оставить входную дверь открытой тоже дала. Договорила. Вошла. Прикрыла грудью щель между дверью и косяком.
А я ждал, прижавшись к стене подъезда.
Эван передавал пиццу, Аську немногословно, но от души поздравляли, Корсак тут же зацепился с кем-то из них языком о каком-то не то проекте, не то о плане взятия пиццы боем... а я подпирал стену и думал: четыре года прошло. На мои глухие аргументы о том, что меня постоянно звали в гости, альфа-самка всегда звонко отрезала "из вежливости"! Я про себя всегда говорил, "может тебя-то и из вежливости", но... как ни крути, что-то в голове оставалось.Четыре года, пока мы жили по разные стороны всей восточной Сибири, а кое-когда и по разные стороны парочки госграниц. В их головах что-то варилось и булькало, они вырастали, менялись, ссорились с родителями, бросали детские игры, набивали себе цену показным равнодушием... все как я. И теперь, когда я войду в комнату, нужно будет успеть облапить именинницу до того, как первое удивление на лицах сменится обычными доброжелательными улыбками, и кто-то вспомнит, что нес ко рту стакан, иначе моя собственная рожа слишком быстро вытянется и опустится.
Блядь....

Содрав куртку и жилет, сложив их в тугой комок, чтобы не запутались в разувающихся Эване с Натальей, я наполовину снял ботинки и влетел в тесную прихожую, высачиваясь между людьми и стенами, оставляя на пути клубок верхней одежды и ботинки. Впереди вырос Корсак, при виде меня округливший глаза и сказавший "хо-рошоооо", а за ним спиной оказалась сама Симуран, спиной. Я за плечо развернул ее к себе...
и оглох.
Никогда еще меня не встречали трехминутным визгом хорошо поставленного голоса прямо в правое ухо. На вой откуда-то из соседних дверей повыпиздовали любопытные... помню только рожу СМТ, ибо кроме Эвана только он был достаточно высок, чтобы я увидел его и через Аську. И я, похоже, буду ее помнить очень долго. Очень долго я буду вспоминать эту прихожую при каждом упоминании "визита из вежливости".

Я видел настоящего Локи в отрочестве и кандидата в депутаты от партии старших братьев пионеров, льва, вышивку крестиком... однажды меня сильно не узнали, что внушает надежды. Мы танцевали на цыпочках вокруг кальяна под грозные оклики откуда-то с пола "Осторожно! Кальян! Уголь! Тваюмать! Кальян!", насасывались белым вином через соломинки из одной бадьи, налетали на полторта с вилками, менялись фотоаппаратами, обнаруживали на своих кадры, сделанные неизвестно кем, слушали то, чего не все слышали, пели то, что не все знали, свысока наблюдали за возней младших якобы из-за бутылки вина, но на деле просто ради самой возни... Мы до одури походили на четвертую, в которой Старших осталась половина. Я подарил ей свой "Дом, в котором..." с небольшой миниатюрой на форзаце. Надеюсь, у нее дойдут до него руки. А если дойдут у нее - внезапно в курсе окажутся все, и мне не будет жаль книги, и новую заказывать больше не будет необходимости.

Ни-ху-я они не изменились, не превратились в двадцатипятилетних клерков и брокеров, равно как и в невхерственную богему. Не уперлись в эзотерику, теряя шлепанцы, не прятали руки в карманы и не цеплялись в горло ревниво при виде объятий половинки с кем-то еще. Они умеют различать вещи. Они умеют их знать. Это не я был маленький, и не они, мне ничего не списывали на возраст и никто не снисходил до моего уровня - все было ровно так, как только и могло быть. Смешно подумать - еще бы ОДИН МЕСЯЦ на моей работе, еще только месяц общения с не видящими ничего, кроме подъебок, ищущими только выгоды или выгодных связей... И я бы мог, действительно мог окончательно поверить, что и Они такие же. Что я просто своими щенячьими лупалами не видел бревен в их глазах. Что главные роли - это маркетинговые махинации, звукорежество - ниточки папы, группа - послабление по инвалидности, а дизайнерское агентство - грамотный пиар, и ничего более. Вот я уебок. Вот скажите же=)

Одиннадцатого утром, после фотосессии я отбыл с автовокзала Минусинска, куда меня явился провожать самый ленивый из всех наших - СМТ. Это куда больше говорило о том, насколько меня рады видеть, чем любые слова. В семь вечера я, приготовившись добираться с автовокзала до аэропорта, продрал глаза сразу в Емельяново, где автобус делал остановку. и резво спрыгнул. Вылет задержали с двух пятнадцать ночи до трех, в итоге дома я опоздал на часовой автобус и приготовился ехать до дома на последнем пароме, припомнив пробки... Но не могу припомнить, когда по пути домой мне внезапно не сваливался на голову поздний таксист, советсливый шофер или короткая дорога. Так вышло и на этот раз - в девять вечера я вылез из ванной с полным пузом пельменей и заснул, если верить матери, раньше, чем она выключила свет. А в шесть утра ушел на работу на семьдесят два часа, где и досыпаю теперь контрабандой в светлое время суток, подрываясь на каждый должностной шорох. Грядут перетряхи личного состава, зарплаты, графиков, траффиков... а мне нас-рать. Я видел все то, что хтел видеть. Я был там, где вы мечтаете побывать только за то, что название громкое, и в таких местах, о которых вы даже не слышали, и я понял их, конечно далеко не полностью, но, уверен, гораздо лучше, чем любой из вас за тот же срок, сбивая ноги в кровь и щелкаясь на фоне Медного Всадника и убирая фотоапарат на улицах простых небольших городков.И я привез с собой сто тридцать гектар неповторяемой музыки без досадных вкраплений низкокачественной попсы и шансона. Есть люди кроме вас, которые готовы по две недели привечать в доме человека, которого видят впервые в жизни, и вытаскивать из дерьма одной левой, не влазя в психоанализ. Если я такой же, то пусть рыдают те, кто этого не может.

@музыка: Адаптация - Улицы города

@темы: Абакан-Минусинск, Трип 2011.1